Бунт начался с пинка: подробности беспорядков в самарской колонии

Виновник ЧП, спасаясь от преследователей, залез на березу

«МК» выяснил детали «бунта» — и веселые, и печальные.

Бунт начался с пинка: подробности беспорядков в самарской колонии

Вечером 8 февраля в ИК 5 (колония общего режима), которая располагается на улице Утевской в Куйбышевском районе Самары, случился пожар. На место сразу же выехали пожарные бригады. К этому времени очаги возгорания были потушены, но выяснилось, что заключенные пострадали не только от отравления дымом. У кого-то была травма головы, у кого-то перебиты руки-ноги. «Дрались» — так арестанты сказали пожарным. Тогда же выяснилось, что потасовка и пожар произошли фактически одновременно.

Представители ФСИН региона в своем первом комментарии заявили, что во время ужина произошел конфликт между заключенными, они подожгли матрас в одном из бараков.

Семь заключенных отвезли в тюремную больницу, пять — в гражданскую.

Уполномоченный по правам человека в Самарском регионе Ольга Ганцева, побывавшая на месте ЧП, заявила, что это был не бунт, а именно конфликт между заключенными, который спровоцировал один человек. Она заметила: мол, хорошо бы поведением хулигана занялись правоохранительные органы.

Бунт начался с пинка: подробности беспорядков в самарской колонии

Кто же этот хулиган, который поднял 350 осужденных?

Наш герой — коптер. Должность эта почетная не только в армии, но и в колонии. В его распоряжении был целый склад с вещами, он мог по своей милости выдавать какие-то из них осужденным. А мог и не выдавать. Ясное дело, что поставила осужденного на эту должность администрация ИК, к которой он проявлял полнейшую лояльность (сотрудничал, одним словом).

Накануне «бунта» к этому важному осужденному пришел не очень уважаемый им арестант и попросил выдать ему что-то из вещей. «Коптер ему сказал что-то вроде «картавый, ты попутал, ты пришел не туда и не от тех людей, это мое царство» и натурально дал ему пинка», — рассказывает очевидец тех событий.

История получила продолжение вечером. Два отряда (всего 300 человек, в числе которых был тот самый «картавый») шли по территории колонии на ужин (арестанты живут в бараках, а едят в отдельном стоящем здании столовой). Навстречу им — коптер со своими товарищами. Наш герой, когда увидел «картавого», молчать не стал, а закричал, обращаясь ко всей толпе разом: «Вы ему передайте, чтоб к нам больше не ходил, а то я вам в котел с едой нассу и жрать вас все это заставлю!».

Дальше случилось вполне ожидаемое и в то же время фееричное шоу. Все 300 человек развернулись и бросились догонять обнаглевшего коптера. Тот бросился наутек с такой прытью, которой никто от него не ожидал и которую мог позволить себе разве что профессиональный спринтер. Свидетели говорят, что смотреть на это зрелище было одно удовольствие. Коптер забежал в барак отряда №1, где живут, скажем так, приближенные к администрации и облагодетельствованные ею осужденные. В тот момент нам находилось несколько десятков человек. Они попытались защитить коптера, но силы были неравны. Смекнув это, некоторые просто закрылись в туалете.

Бой шел в основном при помощи табуреток (отсюда проломленные головы). Чтобы привлечь спасительное для них внимание администрации, осужденные отряда №1 подожгли матрасы. А что коптер, спросите вы? Он выпрыгнул в окно! Причем рассчитал так, чтобы приземлиться на березу. По этой березе он дополз до самого верха, где и сидел. Очевидцы говорят, что зрелище было невероятно комичным. Макушка березы гнулась под тяжестью его тела, а он выл и кричал: «Баранец, спаси! Баранец, помоги!». Баранец — это не авторитет какой-то там, а начальник оперчасти колонии.

Ну вот, собственно, и все (если доверять тем людям, которые являлись очевидцами ЧП). Сотрудники прибежали, всех разняли, «скорая» увезла пострадавших. Ранения оказались несерьезными, и уже утром в воскресенье в гражданской больнице находился только один человек с черепно-мозговой травмой.

За рамки рассказа я вынесла тот факт, что дерущиеся между собой были разных национальностей и подчеркивали это во взаимных оскорблениях. Когда-то во ФСИН была установка — стараться разделять по колониям выходцев из ближнего зарубежья и т.д. Но потом от нее решили уходить, ведь в конце концов все осужденные в первую очередь люди. И даже самая большая колония для иностранцев в Мордовии сейчас работает как совершенно обычная (вы здесь можете встретить как россиянина, так и уроженца Уругвая). Думаю, это правильно. Неправильно другое — когда администрация дает преференции одним осужденным и ставит в зависимость от них других. А если еще эти люди оказываются разных национальностей, то конфликт обеспечен.

Если честно, в этой истории больше всего вопросов к начальнику оперчасти колонии, имя которого выкрикивал коптер и который, уверена, наделил его особыми полномочиями.

Читайте также: «Почему голодают заключенные в столичных СИЗО»

Источник: mk.ru

Добавить комментарий

*

двадцать + 18 =