Водитель воронежского автобуса о странном пассажире-подростке: «Дал сдачу, и взрыв!»

Шофёр почти уверен, что предмет, ставший причиной трагедии, попал в салон извне

Поделиться

Владелец и водитель автобуса, взорвавшегося в Воронеже, рассказали подробности трагедии. Они полностью исключают, что причиной взрыва могло быть техническое состояние ПАЗа или газовое оборудование, которого, по их словам, не было в машине. Очевидно, что взрыв произошёл в салоне, над полом, а его источник мог попасть в салон на последнем кругу маршрута.

Водитель воронежского автобуса о странном пассажире-подростке: «Дал сдачу, и взрыв!»

Фото: Кадр из видео

Хозяин автобуса Дмитрий Радченко ранее работал водителем в автокомбинате. В прошлом году организация стала распродавать свое имущество, извозчик взял кредит и минувшей осенью купил за 850 тысяч рублей поддержанный ПАЗ. Работать он продолжил в том же автопарке: дал машину в аренду бывшему владельцу за 25 тысяч рублей в месяц, нанял несколько месяцев назад водителя Алексея (его посоветовали знакомые — другие водители), и сам стал его сменщиком. В среднем за месяц каждый из них зарабатывал по 20-30 тысяч рублей. У обоих мужчин есть семьи и дети, оба характеризуются положительно, в прошлом трудились также водителями, но на других маршрутах. Дмитрий высказал свою версию случившегося.

− Почему вы купили автобус осенью, а ИП зарегистрировали только в мае этого года?

− Из-за того, что у нас ввели безналичный расчёт, пришлось оформить.

− Когда-либо на этом автобусе устанавливалось газовое оборудование?

− Нет, никогда, машина ездила на дизельном топливе.

− Когда последний раз вы проходили ТО? Как оно проводилось, не было ли к этой процедуре формального подхода?

− В прошлый вторник или среду. Лично привозил автобус. Все было, как положено, в присутствии сотрудника ГАИ. Никаких недочетов не было.

− А накануне ЧП никаких поломок не было?

− Нет, значимых, которые не устранялись бы на месте, не было. Ни у меня, ни у Алексея. Мы с ним всегда на связи по рабочим вопросам.

− Вы общались с напарником 13 августа, когда произошла трагедия?

− Да, дважды.

− Расскажите подробнее.

− Днём я ему позвонил, осведомиться, все ли в порядке. Мы поговорили, Алексей сказал, что все окей. А вечером он сам позвонил мне, сказал, что автобус разнесло, был взрыв и попросил, чтобы я приехал. Я не поверил в это, и водитель прислал мне фотографию.

− Что вы увидели на месте происшествия?

− То, что и все, в Интернете много снимков. Могу отметить, что взрыв был внутри салона, все внутренности как будто обожжены, взрыв был явно над полом, примерно на уровне пассажиров, с левой стороны между серединой и концом салона.

− Что, по вашему мнению, произошло?

− Исключено, что дело в автобусе. Спросите у любого, я очень внимательно отношусь к технической составляющей. Взрывное устройство или то, что могло так сдетонировать, кто-то подкинул или пронес в салон.

− А не могло быть так, что до смены, когда автобус на стоянке стоял, кто-то проник в салон?

− Не думаю. Там все в камерах, были случаи, когда воришки по мелочи обносили конечную, но их сразу же вычисляли.

− Ничего странного, необычного вы не замечали накануне?

− Нет. Единственное мне не понятна реакция женщины, которая подсадила перед самым взрывом в автобус подростка с пакетом. Когда все произошло, её походка даже почти не изменилась, она не повернулась на взрыв, а стала удаляться. Человек, который только усадил в маршрутку ребёнка…

− Что скажете про Алексея? Были негативные моменты?

− Нет, он работал в семье один, ребенка надо было тянуть. Был заинтересован и выполнял свои обязанности добросовестно. О его личной жизни я ничего не знаю. После допроса я звонил ему, он сказал,, что спит и у него болит голова, и звенит в ушах.

Сам Алексей подтвердил, что до сих пор себя неважно чувствует, но пока за медицинской помощью решил не обращаться. По его словам, он также не заметил ничего подозрительного накануне случившегося.

− Расскажите, что предшествовало взрыву?

− Примерно в 19.20 я был на конечной остановке (Улица Генерала Перхоровича). Она у нас одна, у маршрута «10 А», по сути мы на круг уходим. Там я как обычно осмотрел салон, а то, как правило, пассажиры оставляют мусор, баклашки из-под воды, вещи забывают.

− Что-то нашли?

− Нет, ничего не было. Только на песочек на полу обратил внимание, но это ничего страшного.

− А за сиденьями, под сиденьями?

− У других там коробки стоят, у нас даже нет такого. Одна с канистрой с водой и щётка позади последних сидений.

− Вы один проверяли салон? Разве не должен был это делать ещё какой-то контролер?

− Один.

− Во сколько вы выдвинулись?

− Примерно в 19.30.

− Это ваш последний круг должен был быть?

− Да.

− Сколько всего занимает круг по времени?

− Около двух часов.

− То есть на момент взрыва вы уже ехали примерно 1 час 40 минут?

− Да.

− А сколько топлива было?

− На момент взрыва примерно 30-40 литров соляры. Но она не взорвалась, я обесточил машину, и ни масло, ни топливо не воспламенились.

− Расскажите, салон у вас хорошо просматривается с водительского сидения?

− Да.

− Помните, может, каких-то необычных пассажиров, грузы крупногабаритные или подозрительные?

− Нет, конечно, в день около тысячи человек через нас проходит.

− На видео видно, что последнего пассажира — подростка с пакетом — провожала женщина. Вы слышали, они о чём-то говорили?

— Нет, я же около двигателя сижу, мотор работал, ничего не слышно.

− Расскажите максимально детально, что предшествовало взрыву?

− Зашёл этот парень в красной футболке. Протянул мне 24 рубля. Я ему сдачу рубль положил. Но он прошёл мимо, я ему сказал, возьмите сдачу, и тут произошёл взрыв. Грохот, все посыпалось, в ушах зазвенело, потом крики людей начались.

− Что, на ваш взгляд, могло взорваться?

− Не знаю. У меня ничего такого не было в автобусе.

− А отсек, где хранятся инструменты?

− Он справа, во-первых. И он остался цел. Там три отделения: в одном аккумулятор, в другом — инструмент, в третьем — масло, антифриз. А взрыв произошёл слева.

− Топливный бак остался цел?

− Да.

− А что за топливо там, что за солярка?

− Самая дешевая. МЧСники когда приехали, с левой стороны увидели, что что-то сочится, суета началась, боялись, что топливо или масло. А это антифриз. Как раз, где взрыв был, две трубки проходит.

− После взрыва не обратили внимание, никто себя подозрительно не вел?

− Нет, конечно, я кинулся на помощь, вместе с прохожими. Один из очевидцев стал помогать пассажирам, кричал мне «дай жгут», другие тряпки просили — я дал им чистые, третьи аптечку просили, тоже достал.

− Вещей никаких странных не видели в салоне?

− Нет. Но была одна мысль у меня: в это время интервалы между маршрутами становятся больше, и на остановках, в том числе на той, где случилось ЧП, обычно гораздо больше народа. Чудо, что в этот раз никого не было.

Источник: mk.ru

Добавить комментарий

*

три × 2 =