Самозанятые рассказали, как они работали в пандемию: «Посыпалось все сразу»

Рассчитывать можно только на себя и на близких людей

Рынок труда в Москве достаточно успешно пережил пандемию. Так, в начале марта заммэра столицы Владимир Ефимов рапортовал о том, что восстановление доковидного уровня безработицы успешно произошло. В том числе за счет самозанятых, для которых и до пандемии удаленка и отсутствие постоянного рабочего места были привычным делом. В разговоре с корреспондентами «МК» представители разных профессий — фрилансеры — рассказали, как провели прошлый год и хорошо ли сейчас быть самозанятым.

Самозанятые рассказали, как они работали в пандемию: "Посыпалось все сразу"

Ольга, 42 года, политтехнолог: «То густо, то пусто»

— Я со студенчества привыкла работать на проектах, так что ситуацией «то густо, то пусто» меня не удивишь и не испугаешь. И я хотела бы с высоты своего уже пятого десятка сказать тем молодым, кто сейчас мечтает «покинуть душный офис и работать только на себя»: а вы готовы к тому, что ваш доход от месяца к месяцу может отличаться на ноль? К счастью, у меня есть жилье. При аренде или ипотеке такой ритм жизни не подошел бы точно.

Пандемия отлично это подчеркнула. В прошлом марте у меня были запущены переговоры с двумя заказчиками, которым я должна была делать пиар-сопровождение. Один проект — политический, другой — ровно наоборот, рекламная кампания на книгу. В сумме они обещали приносить мне порядка 300 тысяч рублей в месяц… однако из-за пандемии все отменилось. И в следующий раз прилично заработать я смогла только в июне, когда готовилось голосование по Конституции. До этого жила на те деньги, которые получаю от чтения лекций (перешли в онлайн) и разовых заказов. Получается примерно по 40 тысяч в месяц. Хороший контраст, правда? Повторюсь, я к такому привыкла. Это должно быть образом жизни. Кто-то привык, что каждый месяц, условно 5-го и 20-го числа, обязательно получает деньги и живет от зарплаты до зарплаты. Я обычно не знаю, когда в следующий раз получу деньги, поэтому планировать бюджет приходится самой — интуитивно.

Перед Новым годом я сдала еще один небольшой проект. Деньги оказались кстати: в январе заболела коронавирусом моя пожилая мама, мы много потратили на платное КТ, капельницы на дому, лекарства и так далее.

Сейчас я жду, когда начнется охота на технологов перед выборами в Госдуму в сентябре — скорее всего, на те деньги, которые я заработаю, я буду жить следующие полгода. Пока что мне сделали только одно предложение — на кампанию с очень скромным бюджетом, на 60 тысяч в месяц. Я отказалась, хотя вообще стараюсь ни от чего не отказываться — просто в данном случае понимаю, что моя работа на этой кампании может стоить в 4–5 раз дороже. Иногда думаю: может, надо было соглашаться на такое предложение, ну вдруг другого в нынешней ситуации уже не будет?

Не скажу, что проблемы из-за пандемии. Скорее, она их усугубила, поскольку народ стал массово сокращать бюджеты.

Самозанятые рассказали, как они работали в пандемию: "Посыпалось все сразу"

Елена, 30 лет, режиссер и театральный критик: «Посыпалось все сразу»

— Я всегда думала, что если делать то, что тебе нравится, не жалеть сил и двигаться вперед, то все получится и все будет хорошо. Однако 2020 год заставил меня серьезно пересмотреть этот подход. Я всегда была внутренне не согласна с позицией, что, мол, где-то должна лежать трудовая книжка и страховать тыл на случай непредвиденных обстоятельств, — поэтому я зарегистрировалась как самозанятая, чтобы работать на себя. У меня было три источника доходов: работа режиссером на собственных спектаклях, написание материалов для СМИ в качестве театрального критика и коммерческие проекты, связанные с рекламой, которыми я занимаюсь исключительно ради заработка.

Весной, когда началась пандемия, посыпалось практически все сразу. Мои спектакли нельзя было играть из-за запрета на проведение массовых мероприятий. Еще я читаю публичные лекции по театральной критике — они тоже отменились из-за пандемии. В одном проекте их удалось перевести в онлайн-формат, и я очень благодарна за это организаторам — все остальное встало на паузу. Два издания, с которыми я сотрудничала как театральный критик на постоянной основе, закрылись: одно из-за пандемии, другое — по своим причинам, но это в данном случае не так уж важно.

С коммерческими рекламными заказами тоже все оказалось не гладко. К примеру, в одном агентстве я взяла заказ на проведение мероприятия, получила аванс, начала готовиться. Когда у меня было готово примерно 70% работы, мне сообщили, что заказ отменяется — из-за пандемии агентство начало сокращать все расходы, в том числе на мероприятия. В итоге я недополучила порядка 160 тысяч рублей. При этом я хорошо понимаю ситуацию, в которую попало агентство, и я им сочувствую — хотя мне жаль было денег, я понимала, что рекламное агентство потеряло еще больше.

Переговоры по новым спектаклям, разумеется, тоже встали на паузу во время пандемии.

Светлое пятно на этом фоне — мне вернули порядка 10–12 тысяч рублей от государства: в счет возврата налогов, которые я заплатила как самозанятая. Это был приятный бонус, особенно если учесть, что я не так давно зарегистрировалась. Однако в целом этот год научил меня простой вещи: как ни крути, но рассчитывать можно только на себя и на близких проверенных людей. Если бы не моя мама, мой любимый мужчина и не хозяйка моей съемной квартиры, которая пошла навстречу и снизила арендную плату, я не знаю, как выжила бы в этом году.

Самозанятые рассказали, как они работали в пандемию: "Посыпалось все сразу"

Никита, 48 лет, электрик: «Это была славная охота на дачников»

— Начало всего этого дурдома я встретил тем самым самозанятым фрилансером: уже пять лет как ушел в электрики из рекламщиков, благо в рекламу попал когда-то с инженерным образованием и еще в институте получил высоковольтный допуск (от 1000 вольт). В инженерах мне не нравилось, что бегаешь по морозу, и тобой при этом все начальство командует. Хотя и ты можешь на кого-то покричать, но над тобой все равно начальников больше — после тридцати такое уже раздражает. В рекламе над тобой тоже издеваются все кому не лень, хотя работаешь в основном в тепле. Но психика не выдерживает. А частнику хорошо, сделал работу — и свободен, деньги платят, а начальства над тобой нет.

Так вот, началась пандемия, и для меня запахло жареным. Потому что: а) у людей резко стали кончаться деньги, а у кого не кончились, те начали их прижимать. Вот, например, приятель хотел мне заплатить за установку огромной сложной люстры, это стоит не меньше 10 тысяч, а скорее всего, вышло бы больше. Но началась «самоудовлетворенка», и приятель позвонил: извини, мол, дорогой, сам повешу. И б) ввели пропуска на передвижение, а мне на самозанятого не удалось такой пропуск получить. Кое-как выкрутился поначалу, но понял — дело труба, надо перестраховаться. И поступил — спасибо допуску — в энергосети Талдомского района. Это был апрель, люди там были нужны, потому что резко «приехали» все садовые товарищества, которые обычно дремали до майских. И началось веселье — падали автоматы, мелкие подстанции. Все это «вылечили» до середины мая, и тут начался второй сезон работы — уже частным образом. Телефон я оставил у всех председателей СНТ, поэтому мне начали звонить дачники: переделать ввод, модернизировать домовую проводку, запитать стиральную машину или крупный бойлер. До октября был обеспечен заказами, в среднем в месяц набегало чистыми около 100 тысяч рублей. Это помимо 20 с небольшим тысяч в энергосетях — там зарплаты небольшие как раз в расчете на частные заказы. Государственной поддержки никакой не чувствовал (кроме выплаты на ребенка), спасибо, что не мешали работать. И в общем год, несмотря на пандемию (а может, и благодаря), вышел довольно удачным. Секрет успеха — сочетать базовое трудоустройство и много частных заказов.

Светлана, 52 года, хозяйка мини-отеля: «Работали вчерную, выключали телефон»

— Мы с мужем в какой-то момент не надеялись, что переживем 2020 год. Потому что, во-первых, оба переболели ковидом, он легко, пять дней с температурой, я намного тяжелее, две недели в больнице. А во-вторых, наш микробизнес — гостевой домик в деревне Тверской области, который мы купили в 2019 году, чтобы работать на себя — вместо прибыли едва не дал дуба. Мы вышли в ноль с огромным трудом, экономя на всем и нарушая ковидные ограничения. Работали вчерную, выключали телефон, указанный в рекламе, — типа не работаем, на самом деле была почти непрерывная загрузка, но по сниженной цене.

Когда начался локдаун — это было 28 марта, как раз Путин выступил по телевидению, — у нас были брони до июня: через «Букинг» и просто через сарафанное радио. Тверская область запретила работу гостиниц, так что мы вынуждены были «Букинг» прикрыть. И телефон, который был в рекламе, тоже — нас предупредили, что будут звонить проверяющие, пытаться бронировать. Но у нас на первое время были договоренности по заездам — всем, кто забронировал, объяснили ситуацию, дали личный мой телефон, сказали, что ждем в любом случае. Где-то половина гостей сохранилась, а вот вторая половина потребовала деньги обратно. Выплатили, вздохнули, понимаем, что надо как-то жить дальше. И тут в соцсетях — один за одним панические вопросы: где бы снять дачу на лето? Пишем им в комментариях, в личку — так и так, приезжайте, есть такие-то даты. В результате — до самых холодов полная загрузка! Приехала одна семья, мы с ними к концу сезона по-настоящему подружились. Другой вопрос, что по деньгам это не так выгодно, как нормальный гостевой дом с посуточной ценой. Но и то хорошо, что так выкрутились.

В этом году, кстати, решили купить еще один дом по соседству. Судя по тому, что границы никто открывать не собирается, это лето опять будет про внутренний туризм. Оборудуем по минимуму — будет пока не слишком комфортный вариант, с полным погружением, русской печкой и выгребной ямой. Но, думаю, за сходную цену будет пользоваться спросом. Потому что у нас здесь великолепные озера, леса, природа и от платной питерской трассы совсем недалеко. Денег возьмем из запасов — прибыли в прошлом году не было никакой, все съели накладные расходы.

Мария, 50 лет, бухгалтер: «Часть моих клиентов пандемию не пережила»

— Не очень удачный год, прямо скажем. У меня на обслуживании в среднем десять малых предприятий — бывает от пяти до пятнадцати. 2020 год я начала с 13 клиентами, завершила с 7. Правда, здесь целый комплекс причин, как я понимаю: дело не только в кризисе, сложившемся в результате пандемии, но еще и в системных сдвигах в нашей отрасли. Прежде всего, массово ликвидируются юрлица формата ИП (индивидуальный предприниматель) — кто-то становится самозанятым, что проще, в том числе за счет экономии на бухгалтерских услугах, а кто-то возвращается в наем, где ситуация все-таки более надежная. Вторая причина — конечно, пандемия: часть моих клиентов ее просто не пережила.

Например, закрылись после апрельско-майского локдауна две мои старинные клиентки с маникюрными салонами. Ну то есть как закрылись: в обоих случаях и хозяйка, и мастерицы перешли на надомный формат работы. Хозяйки еще долго потом распродавали мебель и технику фактически за бесценок. Насколько я знаю, к сентябрю с долгами рассчитались, но снова открываться пока не стали. Живут на накопления, выжидают. Одно издательство тоже не выплыло — разбежались по разным конторам, в моих услугах уже не нуждаются. На самозанятость перешло корректорское агентство, которое раньше было ИП, и два велосипедных мастера. Еще один клиент — мастерская металлоремонта — вообще просто исчез с радаров, с ним пропала связь, надеюсь, он не стал жертвой ковида. Документы его до сих пор у меня, что с ним происходит, не знаю.

Мои доходы пропорционально снизились — если при десятке клиентов я имею около 200 тысяч в месяц, то сейчас вдвое меньше: тарифы пришлось, раз уж кризис, немного опустить. Цены — сами знаете, поступающая в вуз дочка тоже оптимизма не добавляет. Но делать нечего, будем прорываться. Надеюсь, бухгалтеров заменят роботами еще не в следующем году — а если и заменят, буду консультантом по уходу от налогов.

Источник: mk.ru

Добавить комментарий

*

четырнадцать − два =