Business is booming.

Европейская избушка не к тому повернулась задом

0 1

Европейская избушка не к тому повернулась задом

Москва сделала «необходимые выводы» и в ответ на враждебные шаги Евросоюза будет «действовать жестко». Такое заявление в интервью газете «Аргументы и факты» сделал глава МИД РФ Сергей Лавров.

Министр напомнил, что страны-члены ЕС и руководители самого Союза не скрывают, что хотят нанести России «стратегическое поражение». Они «накачивают преступный киевский режим оружием и боеприпасами, а также направляют на Украину инструкторов и наемников».

- Advertisement -

Это те самые причины, по которым Москва считает Европейский союз недружественным объединением, пояснил Лавров.

По его мнению, «Евросоюз „потерял“ Россию». Но «виноват сам».

Зато российская сторона сделала необходимые выводы из ситуации. И теперь в ответ на «враждебные шаги» будет при необходимости «действовать жестко», исходя из национальных интересов и общепринятых в дипломатической практике принципов взаимности.

Будущее отношений с Европой, подчеркнул министр, зависит от политиков Запада.

Если ЕС когда-нибудь решит отказаться от «от антироссийского курса и сделает выбор в пользу взаимоуважительного диалога», Москва рассмотрит это предложение. При этом руководствоваться будет нормами, указанными в новой Концепции внешней политики страны, отметил глава МИД РФ.

Документ, напомним, был утвержден президентом РФ Владимиром Путиным 31 марта.

В нем, в частности, говорится, что «Россия не считает себя врагом Запада, не изолируется от него, не имеет по отношению к нему враждебных намерений». В то же время, она будет жестко отстаивать свои принципы, защищать Русский мир, а также при любых раскладах продолжит выполнять «исторически сложившуюся уникальную миссию» — «поддерживать глобальный баланс сил и выстраивать многополярную международную систему».

Однако западные страны, по словам Лаврова, «в круглосуточном режиме заняты поиском новых способов сдерживания России» и не готовы пока к диалогу. Хотя «в целях оздоровления ситуации в Европе и Евроатлантике, долгосрочного снижения ядерных рисков» наша страна делала «прагматичные, неполитизированные предложения». Москву при этом «или игнорировали, или реакция была отрицательная».

Результатом таких действий Запада стал украинский кризис, подчеркнул министр. И еще раз предупредил, что «ставка» Запада «на дальнейшую эскалацию конфликта» с Россией опасна. Москва «всеми доступными методами предупреждает» об этом.

Владимир Путин еще в сентябре в обращении к российским гражданам заявил, что Запад перешел всякую грань в своей антироссийской политике, и уже не просто угрожает России — в ход пошел ядерный шантаж. По его словам, от высокопоставленных представителей стран НАТО идут высказывания о возможности и допустимости применения против России оружия массового поражения. В этой связи президент напомнил всем «горячим головам», что Россия превосходит по ряду компонентов иностранную военную технику, и предупредил пытающихся шантажировать страну ядерным оружием, что «роза ветров может развернуться в их сторону».

Впрочем, Запад и на этот раз оказался глух.

Те же европейцы продолжают безоглядно обслуживать интересы США, поддерживая политически, оружием и финансами нацистский режим в Киеве. Более того, обещают делать это «столько, сколько потребуется» «для победы над Россией». А ради этого можно закрыть глаза даже на тотальную коррупцию киевских властей, на людоедскую сущность украинского национализма, героизацию гитлеровских прислужников, на то, что нет больше на Украине ни справедливого суда, ни прав человека, ни свободы слова и вероисповедания.

Евросоюз уже танки с крестами «незалежной» поставляет, скоро самолеты начнет (ведь Штаты требуют дать Киеву любые вооружения, включая, истребители F-16), а против России десятый пакет санкций ввели, генерируют следующий, активы на сотни миллиардов арестовали.

Может, у России все-таки уже есть основания и необходимость действовать жестко? Зачем играть в дипломатию с теми, кто давно и открыто вредит и настроен враждебно.

Эти вопросы «СП» адресовала члену Совета по межнациональным отношениям при президенте России, политологу Богдану Безпалько:

— Мне тоже непонятно, почему мы только сейчас заговорили о жестких мерах. Но, видимо, до нынешнего момента у МИДа, у нашего правительства и наших первых лиц существовали определенные надежды на то, что с европейскими элитами удастся договориться. Потому что все шаги, которые последовали после начала специальной военной операции, для Европейского союза являются смерти подобными. По крайней мере, они крайне негативно сказываются на его экономическом и политическом состояниях, на его стабильности.

Очевидно, что эти иллюзии были у определенных наших элит. И теперь либо эти предложения потерпели поражение во внутриэлитной борьбе. Или же они поняли, что все эти надежды призрачны, и теперь идет просто борьба.

«СП»: Что изменится, если Россия станет действовать жестко?

— Я так понимаю, это значит, что Россия будет выходить из тех компромиссных каких-то решений, которые ей навязали под предлогом того, что эти призрачные надежды могут когда-нибудь снова реализоваться. В частности, первой на ум мне приходит зерновая сделка. Сделка, которую продавили на Западе, которая обеспечивала экспорт украинского зерна, причем в таких объемах, что оно вызвало определенное падение цен на зерновом рынке вообще. Из-за чего сейчас страдают Польша, Болгария и Румыния. При этом оказывается, Россия не смогла продать на экспорт ни одного зернышка.

Но если мы не смогли продать ни одного зернышка, против нас вводят десятый пакет и вообще ведут себя по-скотски, то зачем нам тогда в этой сделке принимать участие. Давайте, мы выйдем из этой зерновой сделки и сделаем судоходство в районе Одессы невозможным. Или, как минимум, рискованным настолько, чтобы его уже никто не взялся страховать из международных страховщиков. Или сделаем это страхование настолько дорогостоящим, что фрахтовать суда станет невыгодно ни под вывоз зерна, ни под ввоз или вывоз чего-либо другого.

Ну и, конечно же, здесь приходит на ум ряд других факторов, которые сейчас воздействуют на ЕС.

«СП»: Например?

— Прежде всего, это энергетический фактор. Европа все еще приобретает энергоносители у России, хотя в меньшем объеме и несколько трансформировав, скажем так, покупательский состав. Но по-прежнему эти объемы достаточно значительные.

Очевидно также, что европейцы испытывают сложности в поставках оружия на Украину, потому что сами не ожидали такого масштабного конфликта. И такого длительного, который будет поглощать большое количество ресурсов из области обычных конвенциональных вооружений.

Европа поставляет Украине вооружения, Европа остается беззащитной сама.

Но главным фактором по-прежнему, на мой взгляд, остается экономика. Лишившись дешевых энергоресурсов, европейская экономика, в частности, германская, начинает испытывать кризисные явления. И со временем они будут все более масштабными, что будет делать немецкую промышленность все менее и менее рентабельной.

Это вызывает инфляционную волну в странах ЕС, а также в Великобритании, которая сейчас уже в Европейский союз не входит.

Вызвано это все не только разрушением экономических связей с Россией. Но еще и тем, что Европу фактически сделали донором для Украины.

«СП»: Да, только ЕС явно с удовольствием исполняет эту свою роль, навязанную ему США…

— Не могу сказать, что с удовольствием. Евросоюзу эта роль каждый месяц обходится в определенное количество миллиардов евро. От 5 до 10 млрд. евро приходится европейцам платить, в том или ином виде обеспечивая поддержку Украине.

Если лишить Украину западной поддержки, то она посыплется мгновенно как карточный домик. Экономика, государственная структура, военный аппарат — все это рассыплется.

Поэтому, естественно, сейчас слова Лаврова означают, что при необходимости Россия может усилить эти негативные тенденции в Евросоюзе.

«СП»: Лавров еще говорит, что, если ЕС когда-нибудь решит отказаться от «от антироссийского курса и сделает выбор в пользу взаимоуважительного диалога», то Москва рассмотрит это предложение. Не означает ли это, что мы снова дадим ввести себя в заблуждение…

— Надеюсь, что нет. Речь скорее идет о том, что, если вдруг ЕС решит отменить санкции и начнет в массовом порядке закупать российские товары и услуги, то мы с удовольствием будем ему продавать.

Все заинтересованы, чтобы сбывать свои товары на европейском и американском рынках. У нас, России конкретно, самый большой товарооборот был как раз со странами Евросоюза. С Америкой — в десять раз меньше.

Поэтому, естественно, если вдруг страны ЕС, прежде всего, Германия и Франция, очнутся, прекратят военную поддержку Киева и начнут закупать российские товары, то, конечно, эти торгово-экономические связи восстановятся.

Мы не против продавать Европе свои товары. Поэтому мы заинтересованы в том, чтобы ЕС сохранял свою субъектность. Просто хотели бы, чтобы эта субъектность, действительно, была независимой по отношению к США, как и по отношению к нам.

«СП»: При этом ошибки свои мы должны учитывать?

— Конечно. Так же как их учитывали и все остальные.

Точно такие же отношения приходится испытывать и Китаю, и странам Юго-Восточной Азии. И даже нашему ближайшему соседу Турции, которая долгое время стояла у ворот ЕС, думая, что ее примут в члены сообщества. Но потом окончательно в этом разуверилась и сейчас уже не претендует на то, чтобы быть частью европейского дома. А претендует на свою самостоятельную роль.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.