Business is booming.

Мигранты — рабы или посланцы дружественных республик?

0 0

Мигранты — рабы или посланцы дружественных республик?

Вопрос о правилах пребывания мигрантов и их семей в России вышел наконец на государственный уровень. Совет безопасности РФ поручил МВД проработать вопрос о запрете въезда на территорию РФ родственников иностранных работников.

Также в Госдуму внесен проект закона о тесте на знание русского языка для детей иностранных граждан при приеме в школы. Для получения школьного образования ученику необходимо владеть русским языком, уметь на нем свободно общаться и понимать образовательную программу.

- Advertisement -

Проблема эта назрела давно: ситуация в некоторых случаях близка к революционной.

… Жительница подмосковных «Котельников» Анна Костина: «С первого по третий класс мой сын учился в школе № 1 в Котельниках. За это время у них поменялось пять учителей. Из-за того, что дети мигрантов собираются в стаи и ущемляют права других учеников, пришлось забрать ребёнка из этой школы и перевести в столичное учебное заведение, до которого не так близко добираться».

Школ, полностью укомплектованными мигрантами, у нас еще нет. Но если посмотреть на национальный состав первых классов школ юго-востока Москвы, например, в Капотне, там число детей мигрантов — далеко за 60−70%, а в иных классах доходит и до 90%. Эти дети, поступая в школу, часто либо вообще не говорят по-русски, либо говорят плохо и по-русски не понимают. Соответственно, учителям надо тратить больше времени на объяснение им материала, отчего страдают все: учителя теряют время, остальные ученики отстают и теряют мотивацию.

О том, как проходит учебный процесс в классе, переполненном мигрантами, «СП» рассказала учитель из города Реж Свердловской области Марина Шарова:

«Очень тяжело с детьми мигрантов. Во-первых, они почему-то плохо воспринимают женщин-учителей. Если в школу приходят родители — просят, чтобы с ними разговаривал учитель-мужчина. Вместо того, чтобы объяснять предмет, ты вынужден растолковывать им элементарные понятия. Держатся они всегда обособленно, группами, с нашими детьми не контактируют.

Когда мигранты приезжают сюда, мы им рекомендуем отдавать детей в 1 класс, потому что надо освоить азы русского языка, но они чаще всего настаивают на том, чтобы отдавать, например, сразу в третий класс, потому что на родине ребенок там учился. Никакие аргументы не действуют. В итоге страдают все".

В соцсетях по этому поводу давно кипят страсти.

Елена Стахурская, к примеру, пишет: «Не понятно, почему, собственно, мы должны вообще учить детей мигрантов? Это их родители должны заботиться о том, чтобы дети получили образование. А для желающих получить гражданство России должно быть условие: посещение их малолетними детьми языковых подготовительных курсов. Деньги на детей получать все горазды, а желающих воспитывать детей — нет».

В итоге дело дошло до массовых обращений родителей в Госдуму, и депутат от КПРФ Михаил Матвеев предложил ввести обязательный экзамен по русскому языку при принятии детей мигрантов в школу, обратившись с письмом к министру просвещения Кравцову.

Ответ из Министерства просвещения пришел. «Введение вступительного экзамена по русскому языку для детей приезжих приведет к ограничению прав несовершеннолетних на получение образования», — ответил министр.

Но не прошло и полугода, как ситуация кардинально изменилась. Как сейчас решается проблема с экзаменом по русскому для детей мигрантов? С таким вопросом мы обратились к заместителю председателя комитета по региональной политике и местному самоуправлению Госдумы, члену фракции КПРФ Михаилу Матвееву.

— Играть в гуманизм больше неуместно. Привезли ребенка, не говорящего по-русски в Россию, — будьте добры определить его на курсы, платные или бесплатные. По этому поводу уже есть поручение президента, правительства и СПЧ: школа вправе отказать ребенку в приеме, если он не знает русский язык. Эта проблема лежит в зоне ответственности родителей.

«СП»: Учителя жалуются, что родители-мигранты тоже в большинстве не говорят по-русски, и вся нагрузка дополнительного обучения детей-мигрантов ложится на педагогов, у которых и без того по полторы-две ставки.

— А почему это должно происходить за счет наших российских учителей? Почему налогоплательщики должны платить миллиарды за обучение детей мигрантов? Только курсы за счет приезжающих! Я вообще против того, чтобы мигранты приезжали в Россию семьями. Едет один мигрант работать вахтовым методом — семья ждет его на родине, общаются через мессенджеры.

Если вместе с мигрантом приезжает еще и его семья — это дополнительная нагрузка на наш бюджет. А для общества и органов безопасности — лишние проблемы. Ведь всех этих членов семьи мигранта наше государство должно еще трудоустраивать и содержать, чтобы они не были вовлечены в криминальные структуры. Вот, к примеру, едет наш российский вахтовик на Север на заработки, семья ждет его дома. Почему мы делаем исключение для иностранцев?"

Существуют, правда, и альтернативные точки зрения. Так, доктор педагогических наук, директор образовательного комплекса Москвы № 109 Евгений Ямбург решает проблему с детьми мигрантов иначе.

— Я не считаю, что для детей мигрантов надо создавать какие-то особые гетто или интернаты. В конце концов мы заинтересованы в распространении русского языка в мире. В учебном комплексе, которым я руковожу, учатся дети 22-х национальностей. Тех, кто не говорит по-русски, с самого раннего возраста определяют в детский сад, в русскоговорящую среду. У детей прекрасно развита фонематическая память, и к первому классу все они говорят на русском языке.

Если в школе возникают проблемы — все решается за счет дополнительных занятий, которые оплачиваются из регионального московского бюджета как «социально значимая государственная работа». Возможность создать подобную программу есть у любого региона. Я знаю, что в Подмосковье много детей гастарбайтеров. Почему бы и там не ввести дополнительные занятия по такой программе? При этом школа имеет дополнительные средства из бюджета области.

Коль скоро государство так заинтересовано в распространении русского языка, почему бы не продолжить это в среднеазиатских республиках? Ведь одна проблема — научить русскому, но не менее важно, чтобы язык не был забыт.

На самом деле в Таджикистане, Узбекистане, Киргизии и Казахстане русскоязычные школы есть. В одном только Таджикистане пять российско-таджикских школ, открытых в рамках подписанного в 2019 году соглашения между Россией и Таджикистаном. По задумке, в таких школах должны готовить тех самых «ценных специалистов», которые в будущем приедут поступать в российские вузы и будут работать в нашей стране.

Русскоязычные школы — не только в столице Таджикистана, но и в Худжанде, Кулябе и Турсунзаде. Всего в них обучается порядка шести тысяч детей.

Образование ведётся на русском языке российскими учителями по Федеральным государственным образовательным стандартам России, «адаптированным для Таджикистана».

Однако, эта самая «адаптация» вызывает немало вопросов. К примеру, на интересную деталь обратил внимание историк Александр Дюков. Оказывается, в официальной программе учебного курса истории в российско-таджикской школе о периоде до 1917 года рассказывается как о «нашествии царской России», об «оккупации». А потом якобы были «колониальный период» и «антиколониальная борьба».

В русско-казахских школах пошли еще дальше. По «Истории Казахстана», учебника для 9-го класса Б. Аяган и М. Шаймерденовой, авторы пособия поддерживают «протесты против Москвы», «националистические погромы, устроенные в Алма-Ате в 1986 году», «русофобские выступления в Жанаозене в 1989-м», пытаясь выставить их как эпизоды «никогда на самом деле не прекращавшейся антиколониальной борьбы».

На самом деле России нужны соседние дружественные страны, а не наемные рабы. Решить этот вопрос можно на межгосударственном уровне. Но в любом случае для приезжих правила России, уважение ее законов и истории должны иметь приоритет. Решать это надо было давно.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.