«Так начинаются войны»: иностранные СМИ — о гибели Сулеймани

<…> Видит ли Трамп убийство генерала Сулеймани продолжением своей широкой иранской повестки, неясно. В пятницу он, казалось, пытался представить операцию как необходимый шаг, чтобы гарантировать, что напряженность между Соединенными Штатами и Ираном не выйдет из-под контроля. Генерал Сулеймани замышлял «неизбежные и зловещие нападения», прежде чем «мы поймали его на месте преступления и уничтожили», — сказал президент со своего курорта в Палм-Бич, штат Флорида, хотя чиновники администрации не описывали никаких угроз, которые отличались бы от тех, которые, по их словам, генерал организовывал в течение многих лет».

Гибель иранского генерала в Багдаде из-за удара США. Что важно знать

Политика

«Так начинаются войны»: иностранные СМИ — о гибели Сулеймани

The New Yorker, США

«Смерть Сулеймани — это тяжелый удар по иранскому режиму. Он был не только центральной фигурой во внешней политике и военной сфере страны, но и считался опорой самой революции. С 1979 года главной стратегией выживания Ирана был вопрос защиты от внешних врагов, особенно от Соединенных Штатов. Видение Сулеймани региона сформировалось в восьмидесятых годах прошлого века, во время Ирано-Иракской войны, в результате которой погибло более миллиона человек и в которой иранцы не без оснований обвиняли США и союзников.

<…>

Убийством Сулеймани администрация Трампа спровоцировала более широкий, более непредсказуемый конфликт. Иранский режим вряд ли не ответит на американский удар — он будет чувствовать себя обязанным сделать это. <…> Самая большая опасность, конечно, заключается в том, что иранцы ответят и, возможно, просчитаются, и тогда Соединенные Штаты сделают то же самое. Вот так и начинаются войны».

Трамп заявил о непропорциональном ответном ударе в случае нападения Ирана

Политика

Al Jazeera, Катар

«После завершения национального траура в Иране шаги возмездия, вероятно, будут предприниматься с использованием прокси. У Ирана широкий выбор тактических ответов, включая взрывы, похищения и даже кибератаки. Это может включать в себя операции в непосредственной близости к Ирану, подобные атаке на нефтяные объекты в Саудовской Аравии. <…> Также возможны и атаки на позиции США в Ираке, Сирии, Ливане <…>.

<…>

Разворачивающиеся события могут быть использованы политиками для оправдания сохраняющейся роли Ирана в иракской политике. В существующей атмосфере шока и эмоций аппетит к дипломатии невелик.
Это прискорбно, потому что даже на этой неделе ходили слухи о тайной готовности обеих сторон вернуться к переговорам по ядерной сделке. Учитывая заявления некоторых европейских стран, включая Германию, оправдывающие нападение США, теперь вероятно, что Иран покинет СВПД (совместный всеобъемлющий план действий о ядерной программе Ирана, подписанный в 2015 году. — РБК) окончательно или по крайней мере анонсирует значительное наращивание обогащения урана.

В ближайшие дни жизненно важно, чтобы голоса спокойствия и дипломатии одержали победу над теми, кто призывает к эскалации и конфронтации, ради предотвращения региональной войны.

<…>

Чтобы усилия по деэскалации сработали, во всяком случае, США должны воздержаться от других целенаправленных убийств в Ираке. К тому же, США и Иран не должны прислушиваться к призывам к насилию и мести со стороны региональных поджигателей войны, которые выиграют от их прямой конфронтации».

Иран отказался выполнять основное условие «ядерной сделки»

Политика

«Так начинаются войны»: иностранные СМИ — о гибели Сулеймани

Forbes, США

«Теперь эксперты в геополитике будут усиленно гадать, что означает эта эскалация ирано-американского конфликта на Ближнем Востоке. Некоторые будут утверждать, что нас ожидают все сюрпризы асимметричного конфликта. Другие — что такие смелые действия США успокоят Иран.

<…> Но нам стоит быть готовыми к некоторым вещам в сфере кибербезопасности, вытекающим из конфликта в Иране. <…>… действия, осуществляемые через киберпространство, могут быть частью ответа Тегерана в ближайшие дни. Кроме того, Иран вполне может заручиться поддержкой российских и китайских кибернетических сил в опосредованном киберконфликте с Соединенными Штатами. Такие действия могут включать в себя крупные пропагандистские операции, направленные на формирование у американской и других общественности представлений о крупном военном вмешательстве в Иран.

<…> Мы должны быть готовы не только к тем атакам, которые страна и ее союзники предпринимали ранее, но и к их новым видам, применение которых является отклонениям от существующих норм в международных конфликтах. Эти атаки могут быть нанесены повсюду — от военных баз до финансовых рынков, энергетических сетей и других объектов критической инфраструктуры».

«Би-би-си», Великобритания

«Самая могущественная военная фигура Ирана, он воспринимался как стратег — вдохновитель огромных амбиций страны на Ближнем Востоке и настоящий министр иностранных дел, когда дело касалось вопросов войны и мира.
Как командующий элитными спецподразделениями он дирижировал тайными операциями, включающими сеть прокси-ополченцев, по всему региону. Он также командовал политическим влиянием внутри Ирана и считался вторым после всемогущего Верховного лидера.

<…>

Седоволосый генерал с коротко стриженной бородой был героем для своих бойцов и олицетворением зля для его врагов. Годами официальные лица США рассматривали возможность убийства хитрого противника, который отдавал приказы об атаках на их силы и издевался над ними с помощью колкостей в соцсетях.

Временами некоторые их цели совпадали, включая борьбу против «Исламского государства» (террористическая группировка, запрещенная в России. — РБК), но они оставались заклятыми врагами.

Иранские официальные лица категоричны: это акт войны, который должен быть встречен «жестоким возмездием». У Ирана много способов нанести ответный удар, в то время как затяжной кризис внезапно переходит к новой, опасной главе».

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Авторы:
Анастасия Антипова, Юлия Сапронова

Источник: news-ria.ru

Добавить комментарий

*

десять − пять =