Business is booming.

Российская нефть для Индии «плавает» у берегов Шри-Ланки

0 0

Российская нефть для Индии «плавает» у берегов Шри-Ланки

Танкер NS Century с российской нефтью для Индии вторую неделю маневрирует у берегов Шри-Ланки. Судну, контролируемому «Совкомфлотом», пришлось изменить планы сразу после введенных против него Минфином США санкций.

«Чем дольше танкер дрейфует, тем больше это подчеркивает проблему, с которой сталкивается Индия, стремясь импортировать дешевую российскую нефть и в то же время избежать риска ухудшения отношений с США», — пишет Bloomberg.

- Advertisement -

Сейчас судно ожидает решения индийских властей относительно разгрузки.

Кроме NS Century, осенью из-за транспортировки нефти по ценам выше установленного потолка под санкции США попали еще суда «Казань», «Лиговский проспект» и «СКФ Приморье», застрахованные западными компаниями. Сам «Совкомфлот» также находится под санкциями ЕС и США.

Ранее из-за ужесточения американских рестрикций транспортировку российской нефти прекратили греческие судоходные компании Minerva Marine, Thenamaris и TMS Tankers.

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович считает, что Индия отказываться от российской нефти не собирается.

— Она ее покупает и будет покупать дальше. Ей это вполне выгодно.

Перевозчики некоторые переживают из-за того, что американцы усиливают на них давление и поэтому требуют оплаты за риск. Доплата за риск сидит в дисконте на российскую нефть, соответственно, дисконт увеличивается, цена на российскую нефть снижается. Мы это заметили в первую неделю ноября, когда цена в портах отгрузки упала с 80 до 60 долларов.

«СП»: Насколько это катастрофично?

— Если посмотреть на цены, которые были весной 2023 года, то они были ниже, чем нынешние. Просто это означает снижение доходов российских компаний и российского бюджета, но жить при этом можно.

«СП»: Каковы пределы американского давления?

— Они понимают, что если слишком сильно передавить, то можно действительно спровоцировать резкое сокращение поставок российской нефти на мировые рынки, создание дефицита и рост цен, что перед выборами в США не желательно, учитывая, что стоимость дизеля и бензина очень зависит от цен на нефть.

Плюс к тому, чем сильнее давить на перевозчиков, например, греческих, тем быстрее можно спровоцировать уход от них к альтернативным. Когда вариантов не остается, то хочешь не хочешь и приходится быстрее переключаться на альтернативные варианты.

Естественно, все это требует времени и денег, приходится расплачиваться дисконтами. Это мы и видим.

«СП»: Насколько я понимаю, мы пытались уйти и от услуг западных страховщиков, чтобы избежать проблем. Какова ситуация на сегодняшний день, есть ли возможность уйти из-под санкций полностью?

— Есть тенденция сокращения зависимости от западных страховщиков и перевозчиков. По оценке тех же греческих перевозчиков, которые отвечали за российскую нефть, зависимость снижается. По страховщикам надежной статистики нет, все на уровне слухов и предположений, но тоже снижается. Эта тенденция неизбежна, она может только усилиться, если будет санкционное давление.

Есть всякие нюансы с проходом Датских проливов, где теоретически Дания может встать в позу и изображать, что нужны какие-то специфические страховки для их проходов, что никак не соответствует нормам международного морского права.

Не думаю, что нас там будут пытаться полноценно блокировать под этими предлогами, потому что морская блокада — это традиционно было casus belli, то есть повод к войне. Эскалировать военное противостояние с Россией может оказаться самому дороже. Так что в блокировку нас в Датских проливах я не особо верю.

А Черном море мы зависим от Турции. Надо с ней свою хитрую игру вести, чтобы ничего не случилось с проливами.

Надо объяснять, что без нашей нефти будет дефицит, поднятие цен. Это комплексная задача. А сейчас дисконтом приходится расплачиваться. Трансформация прежней модели бизнеса к новой требует расходов, это стрессовая история, но постепенно адаптируемся.

«СП»: Своих мощностей — перевозчиков, страховщиков и т. д. — нам хватит, чтобы перевозить нефть в необходимых объемах?

— Своих точно не хватит, потому что мы не занимались развитием собственного судоходства, судостроения, собственного страхования и т. д. Мы занимались разными модными и интересными вещами, например, климатическая доктрина, вместо того чтобы развивать свое судоходство, судостроение и страхование морских перевозок.

Хотя, казалось бы, какая разница профильному бизнесу на чем зарабатывать, но почему-то считалось, что страхование квартиры от того, что сосед сверху может залить — это правильный вид бизнеса, а страховать морские перевозки — это не очень интересно, что есть люди, сидящие где-нибудь в Лондоне, которые в этом лучше понимают.

И вообще, нефть, как нам рассказывали некоторые «знающие» люди из некоторых банков, скоро будет не нужна, поэтому зачем вообще развитие подобного рода бизнеса. Поэтому мы и оказались в зависимости от внешних игроков. Постепенно ситуация стала улучшаться, начали заниматься судостроением, но это же проекты на десятилетия вперед.

У нас сейчас есть российская перестраховочная компания, которой правительство дало деньги, она помогает перестраховываться. Стали более плотно заниматься кооперацией со странами Глобального Юга и Востока, чтобы они готовы были принимать и наши страховки, активнее использовать своих перевозчиков.

Появилась наша вынесенная в эти страны инфраструктура, например, компании, которые зарегистрированы на Ближнем Востоке, но принадлежат российским владельцам. Все это может помочь в адаптации, но представьте, что, например, арабы испугаются.

Полностью нас никто не закроет. Иран не потерял же свою нефтянку из-за санкции — просто объемы сокращаются, доходы сокращаются, приходится доплачивать за риски.

В конце лета-начале осени ситуация была совсем хороша с ценами, с объемами. Но если сравнивать нынешнюю ситуацию не с летом, а с весной нынешнего года, то сейчас ситуация лучше. Но мы же выжили, когда нефть была по $40 за «бочку».

Мы ввязались в игру, которая достаточно болезненна, но тем не менее идем. Я не ожидаю краха российской экономики, нефтянки, но процесс адаптации потребует времени.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.