Business is booming.

Балканский узел: Белград на развилке между Евросоюзом и Москвой с Пекином

0 2

Балканский узел: Белград на развилке между Евросоюзом и Москвой с Пекином

Под впечатлением от прошедшего в южноафриканском Йоханнесбурге саммита президент Республики Сербской Милорад Додик заявил, что Босния и Герцеговина должна присоединиться к БРИКС. Он пообещал в ближайшие дни направит предложение с соответствующей инициативой властям БиГ. В соседней Сербии также решили не откладывать дело в долгий ящик. «Движение социалистов» внесло в парламент предложение о вступлении страны в БРИКС.

- Advertisement -

«Есть альтернатива Евросоюзу. Учитывая, что из Брюсселя постоянно исходят новые и неясные условия вступления, я считаю, что Босния и Герцеговина должна подать заявку на членство в БРИКС. Я верю, что она могла бы быть принята раньше, чем в ЕС», — считает Додик.

«Недостаток открытого социального диалога, навязывание интеграции ЕС как готового решения и единственного пути, а также лицемерие администрации Брюсселя, постоянный политический шантаж и требование отказа от части территории государства привели к тому, что граждане Сербии наконец массово осознали, что являются жертвами хорошо продуманной манипуляции коллективного Запада.

Результатом всего этого является тот факт, что почти две трети граждан воспринимают членство Сербии в БРИКС как лучший и более приемлемый интеграционный вариант, который в долгосрочной перспективе представляет лучшие перспективы для быстрого и качественного экономическо-хозяйственного развития", — цитирует заявление «Движения социалистов» ТАСС.

По словам зампредседателя этой партии и депутата Скупщины Бояна Торбицы, осенью планируется провести конгресс для ознакомления с условиями и преимуществами членства в БРИКС. Ожидается, что профильный комитет Скупщины начнет рассмотрение документа в 20-х числах сентября. Политик напомнил, что лидер движения, глава Агентства безопасности и информации Александр Вулин ранее предлагал провести в стране референдум, на котором граждане Сербии смогут решить, хотят они быть частью ЕС или БРИКС.

«Мы написали резолюцию, которая предлагает признать, что европейский путь зашел в тупик, что очевидно. Уже 20 лет Сербию и ее граждан обманывают, что они могут стать частью ЕС, но видим, что нет, уже десять лет ни одно государство не вступило. На последнем саммите сказано, что ЕС должен подготовиться к приему новых членов лишь к 2030 году», — сказал Торбица.

БРИКС, по его мнению, это альтернатива, набирающая силу с каждым днем, в объединение входят страны, которые традиционно были друзьями Югославии и Сербии, при этом ни одна из стран-основательниц не признала независимость Косова. Депутат также не уверен, что в данный момент евроинтеграцию поддерживают свыше 20% граждан.

«Их необходимо проинформировать, что такое БРИКС, что он предлагает и что мы можем получить. Что такое Новый банк развития, выступает ли БРИКС за единую валюту, будет ли эта валюта новой, произойдет ли дедолларизация. И главное — будет ли БРИКС гарантировать своим членам и странам-партнерам невведение санкций», — уточнил политик. Он напомнил, что сербы сполна ощутили на себе западные санкции, которые вводят против России.

Обсуждают возможность присоединения к БРИКС и в Турции, которая также не первый десяток лет стоит у порога ЕС. Ее вступление в БРИКС поддерживает Китай. Примечательно, что членство в различных военных блоках этому не препятствует. Индия, например, участвует в QUAD.

Видимо, заявления, звучащие из ряда стран, вызвали беспокойство в Брюсселе. Глава внешнеполитической службы ЕС Жозеп Боррель призвал активизировать его расширение и согласовать сроки приема 10 государств, в числе которых и балканские. Аналогичные заявления делал глава Европейского совета Шарль Мишель.

Сосредоточиться на включении в свой состав балканских стран и Украины с целью недопущения роста влияния России в европейском регионе предлагает госсекретарь по делам Европы при МИД Франции Лоранс Бун.

Научный сотрудник отдела европейских политических исследований ИМЭМО имени Е.М. Примакова РАН Полина Соколова отметила, что в Сербии действительно звучат уже официальные заявления о позиции по БРИКС, хотя президент и премьер-министр страны пока об этом не говорят.

— Это укладывается в русло многовекторной политики Сербии, которую они до сих пор пытаются проводить, как в XX веке, так и сейчас, во время конфронтации России с Западом, когда как могут продолжают экономическое и гуманитарное сотрудничество с Россией, не присоединяясь к санкциям. Возможное вступление в БРИКС, организацию, которая, по сути, является альтернативой евроатлантическим институтам, или получение статуса наблюдателя укладывается в такую многовекторную политику.

Сербия, напомню, является наблюдателем в ОДКБ, хотя и развивает отношения с НАТО. То есть пока давление со стороны Евросоюза не до конца проявило себя (против Сербии не вводят санкции за то, что она не присоединилась к рестрикциям против России), такое сотрудничество с центрами силами в мире может развиваться.

«СП»: А элемента шантажа в отношении Брюсселя, который держит Сербию у порога ЕС, в этом нет?

— Элемент шантажа, конечно, есть. Очевидна неудовлетворенность сербов отсутствием прогресса в евроинтеграции, хотя для экспертов и учёных понятно, что это мнимое отсутствие, потому что страна очень продвинулась в интеграции с Евросоюзом. Просто политической воли у ЕС сказать о датах вступления, об окончательном присоединении Белграда к ЕС нет. И это, конечно, вызывает опасения, что сербов в ближайшее время не примут.

Укрепляя свои отношения с другими центрами мировой силы, они пытаются показать Брюсселю, что их терпению может настать конец, хотя, думаю, что у Белграда не такая твердая позиция. При желании и политической воле Брюссель знает, чем на них надавить, чтобы при сохранении их стратегической ориентации на Евросоюз запретить каким-то образом развивать отношения с организациями, в которых Россия.

«СП»: На ваш взгляд, позиция «Движения социалистов» согласована с президентом Сербии Александром Вучичем?

— Думаю, да. Это не противоречит никаким устремлениям.

«СП»: Подобные заявления звучат и в Республике Сербской. При этом в БиГ ситуация достаточно сложная. Будет ли идея Додика о вступлении в БРИКС поддержана БиГ в целом?

— Думаю, нет. Политическая ситуация в Боснии очень сложная. После того как на лидеров Республики Сербской распространились санкции США, они и для политиков в боснийско-хорватском энтитете являются персонами нон-грата, против них заведены уголовные дела. И решения в международных организациях сейчас зависят от того, лидер какой части Боснии представляет страну. Скажем, в ООН проводится политика присоединения к западным санкциям против России, но в Республике Сербской это оспаривают, поэтому БиГ в целом считается неприсоединившейся к санкциям. При этом на многих площадках представители хорватов и бошняков солидаризируются с западной позицией.

Думаю, что политического консенсуса будет очень трудно достичь, и в нынешних условиях жесткой конфронтации между Западом и Россией хорватские и бошнякские представители, конечно, делают ставку на скорейшую интеграцию в евроатлантические институты — НАТО и ЕС. Это их основная политика, любые сближения с БРИКС ей противоречат.

«СП»: Накануне саммита БРИКС в ЮАР обсуждалась возможность присоединения к организации Турции, однако этого не случилось. И официально Анкара заявление не подавала. Какова вероятность, что Турция все-таки присоединиться к БРИКС?

— Я не специалист по Турции, но, мне кажется, что Анкара как раз умеет шантажировать своих международных партнеров лучше, чем Белград. Такое ее стремление к самостоятельной роли, при этом сохранении своего членства в НАТО, выражается в посредничестве. Присоединение к каким-то другим международным организациям, место в которых несовместимо с участием в НАТО и интеграцией в ЕС, для Турции маловероятно.

«СП»: Насколько вообще реальны инициативы, исходящие от стран, которые стоят у порога ЕС? Последуют ли новые подобные заявления?

— Нет. На данный момент у всех стран-кандидатов консолидированная позиция. Наверное, всех беспокоит Черногория, в которой наблюдается острый внутриполитический кризис, но, думаю, что как раз она — первый кандидат на вступление в Евросоюз. Даже просербские, пророссийские силы не будут разменивать это возможное скорое вступление на поиски альтернативы в такое сложное политическое время.

Остальные — Албания, все страны Западных Балкан в той или иной форме присоединились к санкциям ЕС, осудили Россию. То есть их стратегический вектор — сотрудничество с Евроатлантикой.

«СП»: В Брюсселе уже заговорили о необходимости ускорения процесса вступления этих стран в ЕС. Заявления насчет БРИКС могут ускорить этот процесс? Брюссель готов на компромиссы?

— Сложный вопрос. Не просто так не присоединяют Сербию и другие балканские страны к ЕС. Прежде всего, это неурегулированные внешнеполитические вопросы. Возможно ли Брюсселю при такой позиции ускорить процессы евроинтеграции, сказать трудно, потому что такой страх сейчас перед российской угрозой у евробюрократии, что запускать еще процесс сближения с сербами, которые явно ведут несогласованную (с ЕС — «СП») политику, они не осмелятся, на мой взгляд.

Если предложат какие-то схемы другим западнобалканским странам и, может, постсоветским, то с Сербией вопрос сложнее. Он касается именно внешнеполитической ориентации, курса, который Сербия в ближайшее время не может себе позволить из-за пророссийских, антиевропейских настроений в государстве.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.